Зимние учеты в Байкальском заповеднике (И. Смолин)

 

Краткий отчёт о проведении учётных работ орнитологической группой.

Предыстория могла бы быть долгой, в которой было бы рассказано многое, объясняющее нашу экипировку, выбранные нами сроки и маршруты проведения, но тогда повествование бы затянулось и не влезло бы ни в какие нормы, и никак не могло бы быть кратким.

В общих чертах: учётная группа, в составе Саловарова В.О. (руководитель), Анисимова Ю.А. (сотрудник Байкальского заповедника и организатор данного мероприятия), Смолина И.Н. (аспиранта В.О. и самого заинтересованного лица) и Небесных И.А. (взят нами чисто для чётности (шутка)) запланировала провести зимний орнитологический учёт на территории Байкальского Государственного Природного Биосферного Заповедника на учётном маршруте по реке Мишиха, с 18 по 22 февраля сего года. Но так как 16 числа нам подвернулся совершенно бесплатный и комфортный транспорт (с лыжами и рюкзаками ехать с пересадками до Танхоя, мягко говоря, некомфортно) в виде сотрудника нашего института на личном автомобиле, мы выехали за 2 дня до намеченного срока. Данное обстоятельство пошло нам только в плюс, потому как, в связи с форс-мажорными обстоятельствами, перед самым отъездом возник дефицит подбитых камусом лыж. Поэтому в срочном порядке пришлось экипироваться «голицами» из кладовки нашего факультета и снегоступами одного из преподавателей. Лыжи были, естественно, без креплений, на изготовление которых и был потрачен остаток дня 16 числа, оставшийся после приезда в Танхой. Нас вселили в визит-центр заповедника, где уже квартировались и столовались 2 иностранных гражданина, на знакомство с коими была затрачена вся ночь с 16 на 17 февраля. Первая половина дня следующего дня была потрачена на рекогносцировку, ознакомительные выходы в лес и обкатку снаряжения, которые я, к своему собственному стыду, безбожно проспал. Благо, что вечером наш сокурсник смог одолжить нам одну пару подбитых лыж, кои перешли в пользование В.О. Остаток второго дня мы потратили на дозакупку продуктов, уточнение мелких деталей, а также банные процедуры, «слегка» затянувшиеся за полночь.

Утром третьего дня за нами, в оговоренное время, прибыла машина из заповедника, дабы доставить нас к месту начала маршрута. Дорога заняла около получаса, и, примерно, в 10.00 мы уже обувались в лыжи. Большим преимуществом данного маршрута являлось то, что на всей протяжённости он был оборудован зимовьями, с интервалами в 6-8 км. Начало пути было сравнительно лёгким, так как лыжня шла почти по ровному месту, без заметных подъёмов и спусков. Погода нас радовала на протяжении всего выхода: было довольно солнечно (насколько это вообще возможно в долине горной реки), тепло и маловетренно. Удивительным было обилие мелких птиц, несмолкающих в течение всего светового дня. Это обстоятельство, а также то, что я и И.А. передвигались на «голицах», сказывалось на нашей скорости – не думаю, что она превышала 1,5 км\ч. В разгар дня мы остановились на обед в первом зимовье (это его порядковый номер, а заодно и официальное наименование). Плотно перекусив, отправились дальше, рассчитывая остановиться на ночь на Втором зимовье, тем более, что, по словам Ю.А., до него было всего 6 км. Вот тут у нас и начались проблемы, в виде подъёмов и спусков. Там, где наши напарники на подбитых лыжах, спокойно поднимались или спускались (спускались не всегда, правда, «спокойно»), мы с И.А. начали буксовать на месте, проскальзывать, выезжать за пределы лыжни и падать, падать, падать. Причиной тому послужило: прокладка лыжни более опытными людьми, на более широких, коротких и подбитых лыжах; рюкзаки, увеличивающие разбалансировку тела, и, наконец, наша неадаптированность к данному виду перемещения (шутка ли, крайний раз пользовался охотничьими лыжами на учётах в 2009 году). Даже самая малейшая горка вызывала затруднения, приходилось искать более оптимальные маршруты, а в местах, где объезд невозможен, то и простое снимание лыж и карабканье наверх на всех своих конечностях по пояс в снегу. Падения также были неприятны тем, что подняться на ноги, не снимая лыж и рюкзака, без посторонней помощи – было практически невозможно. Да ещё и пот, заливающий глаза и спину доставил много неприятных минут. Вот в таком темпе мы и добрались, наконец, до места ночёвки. Как выяснилось, снять рюкзак и завалиться прямо в снег, было одним из самых приятных ощущений за последнее время (сродни хорошей парилке). Да и расстояние между зимовьями превысило заявленное на 2 километра. Дальше всё пошло по накатанной: растопка печи, кипячение воды для чая, приготовление ужина, собственно, ужин и укладывание спать. Зимовья были довольно просторными, но низкими, что неудивительно – единственные зимовья, где не было нужды постоянно пригибаться, я встречал только на севере Иркутской области. Маршрут следующего дня радовал своей непродолжительностью – всего 6 км. И, несмотря на то, что рельеф становился всё более и более разновысотным, мы прошли это расстояние гораздо легче, чем предыдущие 8 км. Сказались двигательная память и некоторая адаптированность организма к такому способу передвижения. Но без падений, конечно же, не обошлось. Маршрут порой проходил по кромке обрывов, не считая периодического движения прямо по реке, которая так и не замёрзла, глухо шумя промоинами. Лес, который начался с берез, осины и кедра, постепенно уступал темнохвойным породам, что, скорее всего, сказалось на населении птиц данного участка маршрута. Крайняя неприятность этого дня произошла уже на последних метрах перед Третьим зимовьём: В.О., преодолевая брод, проломил своей массой тот слой снега на переходе, по которому мы все должны были перейти на другую сторону. Повезло исключительно мне – он ведь шёл передо мной, а я был замыкающим. Попытка преодолеть провал сходу была на корню загублена крайне «удачной» конструкцией моих лыж, марки «Вологда» - оба носка лыж прошли в аккурат под слой снега и намертво там застряли, а я по инерции шлёпнулся сверху на этот снег. Чувствуя, как перекатываются по моим ногам струи воды, я оперативно скатил с себя рюкзак и принялся вытаскивать ноги из этой западни. В конце концов, мне это удалось, но последние метры я проделал на обмёрзших снегом и льдом лыжах, благо, что внутрь обуви вода так и не попала (спасибо ей за это). Так как дальнейший маршрут только усложнялся, решено было оставить меня и И.А. на этом зимовье, а остальным идти дальше. Пообедав и разделив продукты, В.О. и Ю.А. отправились дальше, а мы завалились спать. На следующий день, так как ждать нам оставалось ещё сутки, мы пошли готовить дрова, благо, сушин рядом стояло немеряно. Так и прошёл день: в жужжании двуручной пилы, типа «Разлука», таскатне чурок к зимовью, колкой оных чурок до состояния полен, да обычных разговорах и шутках. К обеду 21 числа В.О. и Ю.А. вернулись, и, наскоро перекусив, мы все вместе выдвинулись в обратный путь, рассчитывая заночевать на Втором зимовье. Обратная дорога была не в пример легче (в том числе и морально), что позволило мне прийти на зимовьё за полчаса до остальной группы. Привычная ночёвка, и вот мы уже шагаем и катимся в последнем рывке к выезду. Машина должна была ожидать нас в 16.00 на месте выхода на дорогу. Останавливаться на обед совсем не хотелось, и уже около 15.00 я был в условленном месте. Погода крайне напоминала весну, и только порывы невесеннего ветра напоминали, что настоящая весна ещё не  скоро. Машина немного задержалась, но остальная часть нашей группы задержалась ещё дольше, поэтому часть времени я провёл сидя на пассажирском месте казённой «буханки». Добравшись до Танхоя,мы вспомнили-узнали, что в этот день в Бурятии да и в других странах и республиках отмечают начало Сагаалгана – Праздника Белого Месяца, или говоря совсем по-русски, бурятского Нового года (по восточному календарю). В честь праздника навестили наших знакомых «танхойцев» и договорились на праздничную баню на следующий день. Рано утром, 23 числа, В.О. нас покинул, так как у него были срочные дела в Иркутске, а мы с И.А. остались ждать автомобиль, который должен был забрать нас из Танхоя 24-го. Вечером парились в бане и отмечали 23 февраля – праздник, посвящённый дню организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии. А на следующий день за нами пришла машина, опередившая все наши расчёты, поэтому сборы были спешными, а прощания недолгими.

Программу учётов можно считать почти выполненной. Почти – потому что за 4 дня мы смогли обойти весьма небольшую территорию заповедника, но общее впечатление о зимнем населении птиц уже сложилось. Думаю, мы ещё не раз побываем в тех местах – этого требует работа, да и в общем туда приятно возвращаться: замечательная природа, замечательные люди, замечательное дело и настроение!

  • Автор: Смолин Иван
   
© Институт управления природными русурсами